Общие вопросы
  генеалогии


  История родов и семей

  Краеведение

  История и истории

  Вспомогательные
  исторические
  дисциплины


  Энциклопедии, словари,
  справочники



  Периодические издания
  и альманахи


  Статьи и публикации


  Газета СВРТ
  "Память рода"





Газета «ПАМЯТЬ РОДА» № 3, 2009 год






В Ливенском остроге

Орловская область радушно приняла генеалогическую выставку

Дивный город Ливны Орловской области стал еще более дивным по случаю проведения генеалогической выставки <Обратись к истокам>, организованной Союзом Возрождения Родословных Традиций и краеведческим музеем города Ливны по инициативе его директора О. Н. Булатникова. Уникальность событию придал тот факт, что помимо привычно-профессионального монтажа экспонатов в зале и открытия самой выставки, которое состоялось 27 июня, приехавшие члены СВРТ впервые были задействованы в неожиданном для многих мероприятии - открытии народного генеалого-краеведческого музея в селе Здоровец, созданного семьей Кожуховых. На открытии музея почетную красную ленточку разрезал Президент СВРТ Валерий Бибиков. Встречали нас как дорогих гостей: вкуснейшим караваем с солью, напитками из трав, чаем из самовара и русскими песнями.
Один из самых юных представителей семьи Кожуховых принимал участие в генеалогическом конкурсе и вместе с другими участниками был награжден памятными сувенирами СВРТ, призами и медалями. В старшей возрастной группе отличился студент 2-го курса театрального отделения Орловского колледжа культуры и искусств Борис Мосалов, в древе которого представлены предки за весь XIX век. Отмечены наградами и грамотами СВРТ и другие участники конкурса.
Была проведена встреча с местными краеведами, где осуществилось долгожданное личное знакомство с замечательным человеком - Еленой Ашихминой, которая просто поразила всех своей любовью к родному краю и знанием истории Орловской области.
В рамках мероприятия проводились консультации по составлению родословных, осуществлялась продажа тематической литературы, в том числе книги Михаила Строева об истории села Успенского Ливенского района.
Важно отметить, что открытие выставки было приурочено к празднику - Дню Города, и генеалогическая выставка стала историческим подарком для Ливен. Несмотря на большое количество мероприятий этого дня, выставку посетили мэр города Виктор Ашихмин и другие гости праздника. Почетные грамоты СВРТ были вручены представителям администрации города и области. На выставке присутствовали местные средства массовой информации. Союз Возрождения Родословных Традиций был представлен жителями Москвы, Санкт-Петербурга, Тулы и Украины.
К выставке были специально подготовлены экспонаты с родословными древами коренных жителей Ливенского уезда: Аверкиевых, Мосаловых, Грудевых, Головиных, Булатниковых, Иванниковых, Чечеткиных, Калининых, Парахиных, Мещеряковых, Трубицыных.
Дополнением к этой экспозиции в небольшом зале Ливенского краеведческого музея стали всегда вызывающие интерес древа Ф. И. Тютчева, А. И. Барятинского, А. С. Пушкина, Матроны Московской, а также родословия Д. А. Панова, Н. И. Чернухина, Ю. А. Мозжорина, другие тематические плакаты и генеалогические сувениры.
Наиболее полно историю Ливенского уезда описал магистр богословия Орловской духовной семинарии ученый-краевед Гавриил Пясецкий. Ливенский острог, поставленный на мысу при слиянии рек Сосна и Ливенка, впервые упоминается в 1586 году. Организаторы выставки побывали на этом историческом месте во время экскурсии по городу, которую проводил краевед и ведущий сотрудник музея О. Л. Якубсон. Удивил город и количеством известных людей, рожденных или живших на ливенской земле, сочетанием таких имен, как С. Н. Булгаков, А. С. Пушкин и М. Горький. Памятник Сергею Булгакову расположен рядом с единственной сохранившейся в старинном городе Сергиевской церковью.
Члены СВРТ побывали на святом источнике - колодце в селе Сосновка Ливенского района и поняли, что приехали в эти места совсем не зря. Красота природы Орловской области и дружелюбное гостеприимство города Ливны придали силы и вдохновение для следующих путешествий по дорогам предков.
Светлана Ковалева,
г. Москва

Наверх




"Родные дали с Волгой и Окою"

Мы говорим опять: "Добро пожаловать!"

15 октября 2009 года в Нижнем Новгороде откроется 8-я Всероссийская генеалогическая выставка, которая будет располагаться в выставочном зале Дома Архитекторов в д. № 2а по ул. Верхне-Волжская набережная. Ее организаторами выступают Союз Возрождения Родословных Традиций (Москва - Нижний Новгород) совместно с Союзом архитекторов Нижегородской области и Нижегородской государственной областной детской библиотекой.
В этом году Нижнему Новгороду исполнилось 788 лет. За этими цифрами стоит богатейшая многовековая история. Основанный в 1221 году князем Юрием Всеволодовичем на месте слияния двух великих русских рек Волги и Оки как опорный пункт обороны границ Владимирского княжества от мордвы, черемисов и татар, Нижний Новгород всегда играл заметную роль в жизни России. Именно здесь в 1612-м году земский староста Козьма Минин и князь Дмитрий Пожарский собрали второе ополчение, освободившее Москву от польско-литовских интервентов. Вскоре Нижний Новгород перестал быть форпостом Руси, появились благоприятные условия для торговли. В XIX веке от устья р. Керженец на противоположный берег Оки была перенесена крупнейшая в России Макарьевская ярмарка, благодаря которой началось быстрое экономическое развитие города и прилегавших к нему сел. Открытие в 1862 году Московско-Нижегородской железной дороги увеличило количество приезжающих на ярмарку гостей, что в последствии привело к развитию инфраструктуры Нижнего Новгорода. Ярмарка приобрела международное признание и принесла городу славу <кармана России>. В наше время Нижний Новгород является крупной промышленной и культурной столицей Поволжья.
Нижний Новгород связан с именами многих знаменитых людей - механика-самоучки и изобретателя И. П. Кулибина; одного из основоположников неэвклидовой геометрии, математика Н. И. Лобачевского; композитора М. Балакирева; писателя М. Горького; знатока нижегородской старины, автора эпопеи из жизни заволжского старообрядческого купечества, писателя П. И. Мельникова (Андрея Печерского); автора труда <Краткий очерк истории и описание Нижнего Новгорода>, историка и краеведа Н.И. Храмцовского; председателя Нижегородской губернской ученой архивной комиссии А. С. Гациского и др.
На генеалогической выставке будут представлены родословные людей, предки которых творили историю Нижегородской земли. Это древо Митрофорного протоирея Балахнинской церкви Сретения Господня - о. Александра Соколова (действительного члена Нижегородского отделения русского исторического общества, русского историко-родословного общества и общества <Нижегородский краевед>); древо пароходчиков Каменских; древо Постникова-Кочурихиных (Постников был почетным гражданином Нижнего Новгорода); стенд по Шпренгерту (в 1918 году он являлся создателем военного суда в Нижегородской губернии).
Союз Возрождения Родословных Традиций (СВРТ) при поддержке администрации г. Нижнего Новгорода и Нижегородской Государственной Областной Детской Библиотеки (НГОДБ) 16 октября 2009 года будет проводить 1 Нижегородскую родоведческую научно-практическую конференцию <Генеалогия Нижегородской области и информационное пространство>. В конференции примут участие: С. Л. Горяченко, потомок первых крестьянских пароходчиков Лапшиных, Козьмодемьянский краевед А. В. Муравьев с докладом о Козьмодемьянских купцах, представитель костромского архива с докладом о делах по нижегородской губернии в их архиве, а также другие ведущие генеалоги и краеведы России и Нижегородской области.
В рамках проекта будет проводится семейный генеалогический конкурс <Наша родословная> Целями конкурса является укрепление семейных связей, приобщение к изучению истории Отечества через историю своей семьи, воспитание чувства патриотизма. Награждение победителей конкурса состоится 15 октября 2009 года на открытии выставки в Доме Архитекторов по адресу: Верхнее-Волжская наб., д. 2а. Победителям конкурса будут вручены оригинальные призы. Каждая семья будет обязательно награждена грамотой Союза Возрождения Родословных Традиций.
Выставка будет проходить с 15 октября по 15 ноября 2009 года. Приглашаем всех желающих!
Ольга Овчинникова,
г. Нижний Новгород

Наверх




Я нашла отца


Я никогда не видела своего отца. Он ни разу не подбрасывал меня к потолку, а я не визжала от восторга, как это бывает в других семьях. Виновата в том война.
Мой папа, Борис Николаевич Пачев, накануне войны был призван из города Горького для укрепления западных границ. Там, в городе Гродно, я и родилась 31 декабря 1940 года.
Мама рассказывала мне, что отец бегал кругами вокруг роддома и, как все мужчины, хотел, чтобы родился мальчик, а родилась я. Помню, мать потом шутила, что у них в палате была женщина, у которой рождались только мальчики. В шутку сказала, давай поменяемся, а отец воспринял по-настоящему и долго рассматривал, его ли это дочь.
Каким человеком был мой отец, я, конечно, не знаю. Наверное, он был лучшим из людей. Все лучшие черты для него я черпала в книгах и кинофильмах.
Война началась в субботу. Родители были за городом вместе со мной. Проснулись оба от взрывов бомб, отец схватил с комода то ли портупею, то ли оружие и побежал в свою воинскую часть. Туда нужно было бежать через мост, а он был уже разрушен. Этот день стал последним, когда отца видели живым и первым днем его безвестности.
Мать схватила меня и пыталась поймать транспорт, чтобы уехать. Потом она рассказывала, что видела трупы, и рядом с ней убило женщину с ребенком. Несмотря на непрекращающиеся бомбежки, отправка беженцев проходила организованно. Так мама оказалась в Горьком. Мое детство прошло среди тетушек отца Полины Николаевны Толмачевой и Милицы Николаевны Иост.
Надо сказать, что и отец воспитывался в семье Иост. Своих детей у них не было, и они взяли маленького сына своего брата Николая, убитого в гражданскую войну.
Тетушки не верили в смерть Бориса, слишком он был жизнелюбивый. На квартире у Милицы Николаевны все дышало им, будто он просто вышел. На комоде всегда стоял портрет отца, которого они боготворили. Тетушки хранили всякие вещицы, сделанные его руками: солонку, лопаточку для соли, рисунки детские, которые <сделал Боренька>.
Всю войну вестей о Борисе не было. Искали Бориса и после войны. Мама посылала запросы в военкоматы, еще куда-то, но ответ был всегда один: "Пропал без вести". Всю жизнь она надеялась, что он каким-то чудом мог спастись:
Три года как мамы нет с нами. В один из последних своих дней, она, ненадолго придя в сознание, вдруг позвала, находящуюся рядом внучку и сказала: <Борис нашелся! Он за границей, найдите его>. Тогда мы <списали> эти ее слова на состояние умирающего человека, но вспомнили о них сегодня:
Месяц назад дети нашли в Интернете короткое сообщение о том, что кто-то из <поисковиков> интересуется Пачевым Борисом Николаевичем! Дальше больше - дело закрутилось! Опуская подробности, могу сказать, что благодаря работе и участию многих людей, Борис действительно нашелся. И пусть мы пока не видели его могилу, и она далеко, но она есть:
"Пачев Борис Николаевич, род.1909. Лейтенант. Погиб в плену 23 февраля 1945, офл. XIII(62). Похоронен: Ноймаркт, Германия. (Ассоциация <Военные мемориалы>)"
Помню юбилейный вечер в честь 30-летия Победы. Я прочитала стихотворение, посвященное моему отцу. Оно было об одиноком старике, пришедшем на встречу однополчан перед Большим Театром. Несмотря на хорошую погоду, он нес с собой черный зонт. На нем были написаны имена друзей, погибших на фронте.

Старик с зонтом

Мне запомнился в тридцатилетие Победы
Одинокий старик с зонтом.
Как черная доска был зонт исписан -
Белели даты и фамилии на нем.

Возле Большого театра бушевало море
Счастливых лиц, гвоздик, тюльпанов.
Встречались, обнимались, целовались,
И слезы вытирали ветераны.

Женщины солидные, седые
Преображались просто на глазах:
Становились молодыми, озорными,
Как девчонки, что сражались на фронтах.

Кому-то повезло друзей здесь встретить,
Обнявшись, расходились ветераны.
Такую дату невозможно не отметить
Спешили, кто домой, кто в рестораны.

Старик стоял с зонтом раскрытым.
Он, видно, никого не ждал.
Их имена, однополчан убитых
Он много дней, наверное, писал.

Пришел на площадь к ним он на свидание,
Как он хотел, чтобы и они почувствовать смогли
Безмерное людское ликование,
Терпение благодарное Земли.

Среди цветов, пахучих майских листьев,
Где каждый лепесток, как будто, воздух пил
Казался черный зонт своеобразным обелиском
Тем, кто нам счастье жизни подарил.

Я, мои дети, внуки, низко кланяемся создателям и работникам <ОБД Мемориал> (www.obd-memorial.ru), а также председателю Нижегородского регионального отделения СВРТ Татьяне Грачевой и Александру Дударенку из Минска за помощь в наших поисках отца.
Регина Гаева,
г.Ярославль

Наверх




Люди живы, пока о них помнят


Родилась и выросла я в самом центре Нижнего Новгорода, на ул. Ульянова (бывшей Тихоновской). Помню, в бабушкиной комнате, на рояле лежал старинный семейный альбом, с фотографий которого на меня смотрели очаровательные дамы и элегантные мужчины - мои предки...
Моя бабушка, Варвара Ивановна, подробно рассказывала мне о своих родных, об их судьбах. Она часто говорила мне: "Катенька, люди живы, пока о них помнят".


С годами, к сожалению, многое из бабушкиных рассказов забылось. И однажды, я с грустью подумала: <А что, если все те дивные истории, которые рассказывала мне бабушка, уйдут в небытие, и мои потомки на потемневших от времени фотографиях не смогут узнать своих родственников?>. И вот, чтобы они, потомки, не пополнили ряды <иванов, не помнящих родства>, я и решила написать историю своего рода, свои воспоминания.
Патриархом нашего старинного дворянского рода был мой прапрадед Николай Семенович Бирин - русский офицер, участник многих боевых сражений. В начале 60-х годов XIX века он оказался в Харькове, где на рождественском балу в дворянском собрании познакомился с Оленькой Свет, дочерью потомственного народного целителя Александра Света. После периода ухаживания молодой офицер попросил руки Оленьки. Обвенчавшись, молодая чета отправилась с Санкт-Петербург к месту службы Николая Семеновича.
Успешная карьера Бирина, дослужившегося до звания полковника и должности начальника охраны Зимнего Дворца, не помешала счастливой семейной жизни. Ольга Александровна подарила любимому мужу пятерых детей.
Одной из их дочерей особенно повезло. По семейному преданию, в день ее рождения 18 сентября 1873 года Николай Семенович Бирин за заслуги перед отечеством был награжден орденом из рук самого государя-императора Александра II. Счастливый отец поделился своей радостью с царем, а тот от души поздравил полковника и соизволил стать крестным отцом новорожденной. По предложению государя девочку назвали Екатериной. Крестница царя получила не только дорогой подарок <на зубок>, но и в дальнейшем не была забыта. Позднее, уже живя в Нижнем Новгороде, она бесплатно училась в Мариинском институте благородных девиц, а после смерти отца получала пенсию.
Выйдя в отставку, Н. С. Бирин с семьей переехал в Нижний Новгород. Семья поселилась на ул. Б. Печерской, д. 7 (дом сохранился). Но несчастье не обошло эту дружную семью. Сильно простудившись, Николай Семенович скончался, и был похоронен на кладбище Крестовоздвиженского монастыря.
После смерти мужа О. А. Бирина все силы отдала воспитанию детей, заботе о них. Дочери учились в Мариинском институте благородных девиц, выросли образованными барышнями, красавицами, завидными невестами. А сын Николай окончил нижегородский кадетский корпус, стал офицером и продолжил династию Бириных.
Мелькают страницы старинного семейного альбома...
Вот сын "патриарха" - Николай Николаевич, молодой офицер, вот - старшая дочь Елена, красавица с решительным характером. Она покорила сердце купца-миллионера Ивана Михайловича Рукавишникова, а вот и Сонечка, вторая дочь Бириных, в замужестве княгиня Волконская, жена князя А. А. Волконского, земского начальника г. Семенова (недавно найдено захоронение Софьи Николаевны Волконской в г. Семенов, и в сентябре 2009 состоялось торжественное открытие восстановленного памятника).
В советские времена не принято было гордиться такими предками, но моя бабушка бережно хранила наш семейный альбом, а я, девчонка, когда читала <Войну и мир> Льва Толстого, представляла себя на тех балах, хотела жить во времена длинных платьев и кринолинов:
Вот младшая дочь Бириных Мария, в замужестве генеральша Морачевич. Она была самой одаренной в семье. Окончила московскую консерваторию, училась пению в Париже, прекрасно играла на фортепиано, была знакома с Ф. Шаляпиным и другими великими современниками. Мария Николаевна была моей крестной матерью. Я хорошо помню ее - седую старушку в старинном пенсне с вечным рукоделием в руках. В свободные минуты она часто играла свой любимый <Вальс-минутку> Ф. Шопена.
А вот на этом снимке 1870-х годов с надписью на обороте <фотография Л. Клювера, Санкт-Петербург> - маленькая девочка Катенька Бирина, та самая крестница царя, моя прабабушка. Она получила прекрасное образование, была доброй, отзывчивой, имела решительный характер.
Впрочем, не лишена была Катенька и обычных девичьих забав, к примеру, гаданий на Святках. В один из таких вечеров известная нижегородская гадалка предсказала ей встречу с будущим супругом. <Вижу, - говорит, - зимнюю лесную дорогу, тройку лошадей и тебя в повозке. А едешь ты в дом, где повстречаешь своего суженного:> И ведь сбылось!
Сонечка Волконская, старшая сестра, пригласила Катю в гости на Рождество. И вот здесь, в маленьком заснеженном городке Семенове, Катенька встретила молодого учителя Семеновского городского училища - Ивана Константиновича Мельникова (моего прадеда). Летом 1896 года они обвенчались в вознесенском соборе г. Семенова.
Первого февраля 1898 года в семье Мельниковых родилась дочь Варвара. Это и была моя любимая бабушка, которая так интересно рассказывала мне о <делах давно минувших лет>.
В августе 1907 года после многолетних трудов и заслуг на педагогическом поприще И.К. Мельников был переведен в Нижний Новгород на должность инспектора Первого Высшего начального училища.
Семья Мельниковых поселилась в инспекторском доме во дворе этого училища. С того времени, то есть, уже более века наша семья и живет в этом месте - на ул. Ульянова, бывшей Тихоновской.
С 1 сентября 1907 года И. К. Мельников приступил к новой работе, начались занятия в Городском училище и с утра двор наполнялся шумом детворы. Звенел колокольчик, звал на уроки, а там переменки: Словом, школьная жизнь шла своим чередом.
Опытный педагог, он и здесь, в Нижнем умел увлечь, заинтересовать учеников и естественно, что многие его ученики стали преподавателями.
Так, первой учительницей моей мамы, Варвары Александровны, была Писарева Мария Ивановна - ученица Ивана Константиновича. Вот она - живая связь времен и поколений! Всю свою жизнь мой прадед посвятил любимому делу - просвещению, воспитанию настоящих людей, личностей.
Варвара Ивановна, моя бабушка пошла по стопам отца - тоже стала педагогом. Долгие годы она преподавала химию в Горьковском мединституте. Многие ее ученики стали известными врачами, а любимая студентка - Ирочка Блохина - академиком.
Счастливо сложилась и личная жизнь моей бабушки. Здесь же, на Тихоновской впервые повстречалась она со своим суженым (моим дедом) в летний день Святой Троицы в 1923 году в церкви св. Тихона. Стройная блондинка с роскошной косой и ярко-голубыми глазами, хорошо образованная она покорила сердце красавца брюнета Александра Горохова, которого в те сложные годы привела судьба из Петрограда в Нижний Новгород.
В то время он работал главным бухгалтером в городском банке. Дед был многогранной личностью, душа общества, прекрасно играл на многих музыкальных инструментах, великолепно пел:
В морозный январский день 1924 года в той же старинной церкви святого Тихона они венчались.
17 декабря 1924 года у них родилась дочь Варюша, моя мама. Здесь, на Тихоновской, она сделает свои первые шаги и скажет первое в жизни слово: <мама>. А позже побежит в школу по той же родной Тихоновской. Но школу она не закончит и экзамены за 10-й класс будет сдавать позднее, экстерном, а в грозный 1941 год Варюша Горохова уйдет на фронт сестрой милосердия. Будет ранена, после ранения вернется в Горький и всю войну проработает в эвакогоспитале медицинской сестрой. Уже в мирные послевоенные годы мама закончит Горьковский мединститут и станет детским врачом.
В стенах института повстречает она и своего суженого, тоже бывшего фронтовика, студента-медика Николая Митрофановича Муху, моего будущего отца, уроженца г. Белополье Сумской области.
Старинная казачья фамилия Муха уносит нас в глубь веков, во времена запорожской сечи.
Сюда же на Ульяновскую, 14, жарким летним днем молодой отец нес из родильного дома меня, малышку, а рядом шла мама, молодая и счастливая. Назвали дочку в честь любимой бабушки Катенькой. Жизнь продолжалась.
А через 5 лет уже на трех машинах с цветами встретили из родильного дома моего брата. Мама к тому времени уже была главным врачом.
"Генерал едет!" - радостно приветствовал с порога новорожденного дедушка и бережно взял внука на руки. Мальчика в честь деда назвали Александром.
Дед пошутил, назвав внука генералом, а тот, когда вырос, стал военным врачом, прошел Афганистан, в настоящее время занимает ответственный пост.
Здесь же на Ульяновской мы с братом делали первые шаги в саду, посаженом нашей прабабушкой Екатериной Николаевной Мельниковой. Во времена нашего детства Ульяновская была тихая, уютная, а весной благоухала сиренью. Помню: посреди улицы мы, девчонки, играли в крестики-нолики: Теперь такое даже представить трудно - сейчас наша улица превратилась в шумную магистраль.
Сколько поколений дорогих мне людей прожили здесь за сто лет! В этих местах, повстречала и я своего суженого, а сейчас у нас уже подрастают внуки:
Будем надеяться, что они продолжают летопись нашего рода. Ведь "люди живы, пока о них помнят!"
Е.Н. Виноградова,
Нижний Новгород

Наверх




Нижегородские Розенбаумы

Разные судьбы одной семьи

Мой предок Пинхус Розенбаум оказался одним из первых отставных евреев-кантонистов, поселившихся в Нижнем Новгороде в конце 19 века. Гершон-Пинхус Самуилович Розенбаум родился приблизительно в 1845 году и в 18 лет был призван в армию. Он уехал из своих родных мест служить в Нижний Новгород, чтобы никогда больше не вернуться домой...
За многолетнюю службу в армии евреи получали право жить вне черты оседлости. Этим правом Пинхус и воспользовался, оставшись жить в Нижнем Новгороде после выхода в отставку в 1881 году. К этому времени он успел пережить личную драму и вновь обрести счастье в семейной жизни. Разводы в то время были большой редкостью, но Пинхус развелся с первой женой, которую звали Хая-Неха. Их брак не выдержал смерти единственного ребенка - сына Самуила, родившегося в 1876 году и умершего через несколько месяцев. Дальнейшая судьба Хаи-Нехи неизвестна, а вот Пинхус в 1879 году женился вновь, и на этот раз взял в жены совсем юную девушку. Ему было уже за тридцать, а его молодой красавице-жене едва исполнилось шестнадцать. Этот брак оказался куда удачней первого, и Пинхус прожил со второй женой, Сарой-Малкой Захаровной, всю оставшуюся жизнь.
Хотя в армии евреев в то время старались всеми правдами и неправдами обратить в христианство, Пинхус остался верен заветам предков. Чета Розенбаумов была религиозна и строго соблюдала все иудейские обряды и обычаи.
Выйдя в отставку, Пинхус занялся портняжным делом. Оно не приносило ему большого дохода, и Розенбаумы еле-еле сводили концы с концами. По воспоминаниям родственников, к концу своей жизни Пинхус все же добился определенного достатка и даже нанимал младшей дочке гувернеров. Из архивных документов известно, что в 1914 году годовой оборот его составлял до 3000 рублей.
Их старшим сыном был Захар. На него родители возлагали большие надежды, считая его своей опорой в старости, но он этих надежд не оправдал. Первым ударом для родителей стал отказ Захара работать при бездетном дяде-купце, брате Сары. Родители устроили его на это хлебное, по их мнению, место в надежде, что Захар быстро <пойдет в гору>. Но дядя пил, да и поколачивал иногда племянника, так что тот в итоге просто сбежал от него, заявив родителям, что к дяде не вернется. Вторым ударом для родителей стало известие, что Захар вступил в революционный кружок и был за это арестован. Но самым большим горем для них стало крещение Захара в христианскую веру. Захар полюбил товарища по революционным делам, дочь русского священника Евдокию Певницкую. Браки в то время подразумевали принадлежность молодых к одной вере. За несколько дней до свадьбы, в 1911 году, Захар крестился. При крещении ему сменили и отчество. Отчество Николаевич он получил по имени священнослужителя, который его крестил. Суров был Пинхус - он проклял Захара и до конца своей жизни не пожелал его больше видеть. У евреев существовал обычай, что если кто-то в семье изменял вере предков, то он переставал быть сыном Израилевым, а значит, умирал и для родных. В семье по нему справляли поминальный семидневный траур, как по покойнику. Видно сильно любил Захар свою невесту, если решил изменить веру, зная, что в этот момент он потеряет не только свое имя, но и свою семью. Не нам судить Пинхуса, отрекшегося от сына, и Захара, сменившего отчество и отрекшегося таким образом от отца. Но, как бы то ни было, Сара материнским сердцем смогла простить сына.
Произошло это уже после смерти ее мужа и последовавшей вскоре после этого революции. Она прожила остаток дней в Ленинграде в семье сына, рядом с подрастающими внуками. Захар умер незадолго до Второй Мировой Войны, судя по всему, попав под репрессии конца тридцатых годов.
Самуил, второй сын Пинхуса, оказался более покладист характером. А может, судьбой ему было уготовлено пройти другой жизненный путь. Начинал он так же, как и Захар - в 12 лет был отослан в Нижний Новгород работать в мануфактурный магазин фирмы Генкин. В магазине за несколько лет он дослужился от <мальчика> до приказчика. Революция 1905 года застала его, шестнадцатилетнего, в Нижнем Новгороде. Идеи свободы, равенства и братства витали в воздухе и захлестнули Самуила, как и его старшего брата. Он даже участвовал в приказчиковой забастовке! Оказывается, была и такая. Но революция прокатилась по стране и рассыпалась в прах. Порядок в стране был восстановлен, а Самуилу отказали от места за участие в забастовке. Отец поспешил забрать его в Арзамас под личный надзор.
Следующие несколько лет Самуил работал рядом с отцом, помогая ему в его портняжном ремесле, и идеи революции им были забыты. А затем, в 1912 году, его призвали в армию. Он отслужил два года до Первой Мировой Войны, а затем ему довелось пройти и всю войну. Вернувшись с фронта после революции, отца своего он в живых уже не застал - тот умер за год до этого.
Самуил женился на младшей сестре своего приятеля, Хае-Фейге Шамовской. Быт семьи Самуила был очень похож на быт семьи его отца. В семье неукоснительно соблюдались все еврейские традиции. Самуил зарабатывал на жизнь шитьем шапок, а жена его занималась детьми и домом. В Гражданскую Войну Самуил добровольно ушел воевать на сторону красных и вернулся домой "белобилетником" со следом от шашки казака на лице.
Он умер в 1951 году, будучи совсем еще не старым. Умер в Йом Кипур - Судный День или День Искупления, самый святой для евреев день года. Самуил умер от инфаркта за считанные секунды в синагоге, во время молитвы. О чем он молил Бога в этот день так истово, что его бедное сердце не выдержало и разорвалось? Кто знает?..
Я смотрю на наше дерево Розенбаумов. За каждым именем кроется целая человеческая жизнь. Такие разные судьбы, такие близкие судьбы. Они жили, любили, страдали...
И они дали жизнь нам, их потомкам. Мы помним их имена, а значит, они не умерли, продолжая жить в наших сердцах.
Светлана Токарева,
Вашингтон, США

Наверх




Любовь и жизнь четы Смирновых


Я всегда с удовольствием рассказываю все, что знаю про своих бабушку и дедушку - чету Смирновых. Но одно дело рассказывать, и совсем другое - это все написать: Но я попробую. Я начну рассказ о них и их жизни, до и после их знакомства...
Мой дед, Смирнов Григорий Иванович, родился в 1916 году в д. Сермягино Макарьевского узда Костромской губернии в большой многодетной семье.
Для обучения грамоте он был отправлен к местному батюшке. Дедушка вспоминал случай из этого обучения: "В деревне был голод, и шел великий пост. Я читал, а он сидел за столом и ел все подряд... И еще меня поучал, что не так я читаю...". После этого дед навсегда стал атеистом...
В 16 лет дедушка ушел с бригадой на заработки на строительство Окского моста, потому что там хорошо кормили и давали хлеб. Утром он раздавал инструменты бригаде, помогал в работе в течение дня, а вечером все инструменты собирал. Дедушку очень поразила на этой стройке встреча с иностранцами, их одежда, а больше всего - их светлая желтая кожаная обувь, которой у нас не было.
С октября 1937 года и по декабрь 1939 года мой дед был призван в армию, служил в Москве. Там же получил специальность механника и звание сержанта. А через два года началась война. Деда призвали 1 сентября 1941 года, он воевал под Москвой. В сентябре 1941-го, возвращаясь с задания, его группа легла на отдых в сарай с сеном на окраине города, и в то место где отдыхали наши разведчики, был ненесен бомбовый удар. Все погибли, а дед был тяжело ранен в таз "вышибом кости", как записано в его карточке. Он был отправлен в госпиталь во Владимир, но там его посчитали умершим и отправили в морг - в подвал. Потом санитарка случайно увидела у него пар изо рта. Дед сразу был прооперирован, полгода он лежал во Владимире, затем был отправлен в город Семенов долечиваться. Дедушка тяжело восстанавливался и не шел на поправку.
В Семенов, за десятки километров, стала приходить пешком его старшая сестра Финна. Она приносила клюкву, лесные ягоды, отпаивала его настоями. Благодаря ей дед и остался жив.
После госпиталя в 1943 году он был направлен в с. Хохлома бригадиром-механиком, а так же инструктором для подготовки молодых людей к войне.
А вот моя бабушка, Кузнецова Нина Ивановна, родилась в селе Скоробогатово Нижегородской области в 1921 году. Родители у бабушки умерли рано, оставив сиротами шестерых детей. Моей бабушке Нине, старшей из них, было всего четырнадцать. Она не хотела, чтобы братья и сестры скитались по детским домам, и забрала их под свою опеку, взвалив на себя огромную ответтвенность. За это получила от государства помощь в 350 рублей.
Окончила бабушка всего 4 класса, но с отличием. Учиться дальше она очень хотела, однако пришлось начать работать. Трудилась в магазине, была завхозом, бригадиром в колхозе и заведовала клубом. Энергичную девушку молодежь избрала своим комсомольским вожаком, она была Членом пленума райкома комсомола.
Военные годы для бабушки были особенными: в 1942-1943 годах она руководила местным колхозом. Тяжело пришлось в войну. Почти всю работу выполняли вручную, а в колхозе были одни женщины да подростки. В 1943 году бабушка Нина перешла учетчиком в бригаду в деревне Лебедево (теперь это одна из улиц в селе Хохлома).
Вот тут-то, на площади в окружении ребятишек и увидел ее в первый раз мой дед Григорий. Очень удивился, что девушка молодая, и уже столько у нее детей. Ему ответили, что это ее братья и сестры, что они все рано остались сиротами. Как воспоминал позже дед, у него защемило сердце от всего этого:
Бабушка в то время закончила курсы трактористов и была направлена работать в женскую тракторную бригаду. А дед уже трудился в Хохломской МТС. Так они и познакомились. Расписались молодые в победном 1945 году в Старый Новый год, 14 января. После войны поставили свой дом, купили корову и стали налаживать быт.
Бабушка продолжала работать в колхозе, в 60-е годы избиралась народным депутатом. Она награждена медалями "Ветеран труда" и "50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.". Дедушка тоже был награжден медалями, но какими, я пока не знаю. В послевоенное время медали были <заиграны> его же детьми.
После войны у них родились три дочери: Софья, Валентина и моя мама Людмила. Все вышли замуж, на свет появились внук и три внучки, которые каждый год все каникулы отдыхали у бабушки и дедушки.
А прожили они вместе 51 год. Успели увидеть правнука и правнучку. Как жаль, что дед не застал моего сына, своего правнука: Он умер летом 1996 года, а через год родился мой Виталий, которого бабушка, улыбаясь, называла Буянкой, как когда-то называла упрямых бычков у нашей коровы. Бабушки не стало осенью 2004 года:
Я рада, что провела много удивительных и замечательных минут с этими людьми и что они остались навсегда в моей жизни и моей памяти:
Ольга Барыкина,
г. Нижний Новгород

Наверх




Авровы

На протяжении двухсот лет они были священнослужителями Нижегородской Епархии

27 мая 1998 года у нас родилась внучка. И нам стало очень интересно: кому она родня в седьмом колене, сколько прапрапрабабушек и прапрапрадедушек у нее?
Мы рассуждали так: у ребенка есть папа и мама, четверо бабушек и дедушек, восемь прабабушек и прадедушек. И получилось, что в седьмом колене должно быть 128 предков!
Однажды из Санкт-Петербурга позвонил родственник. Но из всех присутствовавших в тот день в квартире никто кроме бабушек не знал этого человека.
Нас сильно "зацепило" это обстоятельство. Достали альбом с фотографиями. На семейном снимке 1896 года было написано, что фото сделано у М. Дмитриева, а на обратной стороне указано, что негативы хранятся вечно. Не хранятся! Об этом мы узнали в музее фотографии Дмитриева. После музея фотографии мы направились в Областную библиотеку в отдел старинных книг и рукописей. И стали мы с мужем встречаться вечером на крыльце библиотеки - он с работы, а я - от внучки.
И вот 15 апреля 2001 года в великий праздник Пасхи нам на руки выдали Адрес-Календарь Нижегородской Епархии за 1888 год. Знакомство с книгами и справочниками дало нам четкую картину о том, где наши родные жили до революции, где служили, кем и в какие годы. И оказалось, что в седьмом колене у нас практически все были священнослужителями. Решено было пойти в архив.
За восемь лет работы над родословной к уже знакомым нам фамилиям Успенские, Знаменские, Милорадовские, Сергиевские, Авровы, Постниковы добавились Нечаевы, Рюриковы, Бестужевы, Добролюбовы, Апраксины, Цветаевы, Спасские, Садовские, Малинины, Травины. С 1730-х годов до 1937 года многие из них были священнослужителями Нижегородской Епархии. Один только список сельских и городских приходов, в которых несли свою службу наши родственники, насчитывает более ста названий.
Династия, о которой мы хотим рассказать сегодня, - это нижегородские священнослужители Авровы.
* * *
Александр Авров родился 13 октября 1886 года в селе Сырятино Лукояновского уезда в семье дьякона Зифона Лукича и его жены Екатерины Александровны. По окончании училища был назначен на должность помощника классных наставников в том же учебном заведении. Резолюцией Преосвященнейшего Иоакима 20 июня 1911 года назначен на священническую должность к церкви Казанской Божьей Матери села Доскино. Спустя месяц был рукоположен в сан священника.
В семье у него была жена Анна Александровна и трое сыновей: Геннадий, Валентин и Сергей.
Александр Зифонович начал служить в 1911 году, а с 1917 года государству священники стали не нужны. Но время шло, а батюшка выполнял свои обязанности честно и беспорочно. Матушка занималась домом и детьми. В 1931 году грянул первый гром: отец Александр был арестован, осужден за неуплату госналога. В 1937 году их старший сын Геннадий уже работал в городе Горьком инвентаризатором при Горсовете, Валентин - на автозаводе сборщиком моторов. И лишь Сергей еще учился в средней школе села Доскино.
Из воспоминаний С. А. Аврова: <29 октября 1937 года к моему отцу Аврову Александру Зифоновичу, 1886 года рождения, священник, проживал в селе Доскино Богородского района Горьковской области, пришли двое и сказали ему, что его вызывают в сельсовет насчет налога. Велели одеться потеплее. Один из них пошел с ним в сельсовет, а другой сделал обыск, причем ничего не нашел. Вечером того же дня отца увезли в районный центр г. Богородск, Горьковской области, а через несколько дней - в город Горький. Маме сообщили, что он осужден на 10 лет без права переписки, и находится в дальних лагерях>.
Александр Зифонович Авров был расстрелян в 1940 году, реабилитирован в 1957-м...
* * *
На момент рождения Александра его отец, Зифон Лукич Авров, еще не был дьяконом.
После окончания курса в Лукояновском уездном училище он был направлен учителем в свое родное село Тольский Майдан, где в 1862 году появился на свет в семье дьячка Луки Васильева и его жены Анны Николаевой. Прослужив ровно год, Зифон Лукич подал прошение о своем переводе в село Сырятино, куда и был перемещен Училищным Советом. Шесть лет было отдано этой школе. А в 1887 году Преосвященнейшим Модестом Зифон Лукич был определен и рукоположен к церкви Святого Великомученика Дмитрия села Николай-Дар во дьякона.
Жизнь складывалась так, что Зифон Лукич служил сначала в Тихвинской церкви Лукояновской Женской Общины, потом - в церкви в честь Казанской Божьей Матери села Григорово Княгининского уезда, далее - в Вознесенской церкви села Павлово.
В январе 1908 года его назначили на новое место к церкви Кирилла и Мефодия при мужском гимназическом общежитии в Нижнем Новгороде.
С октября 1909 года до 1910 года Зифон Лукич состоял учителем и законоучителем в воскресной школе, законоучителем Суворовского училища. В 1911 году по прошению перемещен к Знаменской церкви села Бор, где сразу же приступил к обязанностям законоучителя Борской двухклассной церковной школы.
Революция застала Зифона Лукича на службе в церкви в честь Владимирской Божьей Матери села Никольское Васильского уезда. Ближайшим селом было Леньково, где работала учительницей средняя дочь Зифона Лукича - Евдокия Зифоновна Аврова, которая вышла замуж за Николая Ксенофонтовича Владимирского, тоже Леньковского учителя, брата Вениамина Ксенофонтовича Владимирского.
Как рассказывала Евдокия Зифоновна, Зифон Лукич Авров скончался 20 января 1924 года, а 21 января умер В.И. Ленин. Спустя несколько дней в школу пришли представители власти и спросили у детей, знают ли они, кто умер в стране. И дети хором ответили: дьякон Зифон Лукич Авров.
Сама матушка Екатерина Александровна прожила в селе Леньково до 1932 года, где и была погребена после своей кончины.
У Зифона Лукича был старший брат Александр, который родился в селе Тольский Майдан 6 августа 1849 года. После окончания Арзамасского духовного училища с 1869 года и до своей смерти 9 мая 1913 года прослужил псаломщиком в Казанской церкви села Ризоватово. В его жизни не было 1917 года, а вот его жену Анну Петровну и его детей Марию, Николая, Ивана, Серафиму, Александра, Ольгу - этот год не оставил в покое.
Иван Александрович Авров с 15 сентября 1896 года был законоучителем школы грамоты села Ризоватова Лукояновского уезда, с 1900 по 1904 год - учителем Городецкой, а с 1904 - Сормовской церковно-приходской школы.
В 1904 году он был рукоположен в сан диакона Сергиевской школьной церкви при Сормовском заводе, в 1908 - переведен на штатное диаконское место к Нижегородской Сергиевской церкви. С 1913 года по 1918 год - законоучитель начального Нижегородского базарного училища, там же с 1914 года по 1918 год учителем пения. В 1920 году перемещен к Спасской церкви диаконом. В 1921 году в храме Вл. Варвары был рукоположен во священника к Троицкой Высоковской церкви (на вторую должность). Рукоположение состоялось по просьбе самих прихожан.
В 1934 году Авров Иван Александрович был обвинен в антисоветской пропаганде и заключен в концлагерь сроком на пять лет.
* * *
Авровы - старый священнический род, служивший Богу и людям на Нижегородской земле. среди них можно вспомнить и священника Василия Николаева (1790-1850), писавшегося в то время под фамилией Золотарев, и его сына Луку Васильева Аврова (1813-1880), дьякона Троицкой церкви, построенной в 1799 году в селе Тольский Майдан.
Удалось установить, что Лука Васильев был священнослужителем в четвертом поколении! Его прадед Матвей Ильин, родившийся в 1736 году, служил священником в селе Поляны Починковской округи Нижегородской губернии.
Н.В.и В.Л. Успенские

Наверх




Благодарность


Хочется поделиться с Вами своей радостью: я нашел своих родных по линии дедушки и бабушки.
Найти их мне хотелось всегда, т.к. я родился в Туркмении, где родственные связи очень крепки. Затрудняло поиск то обстоятельство, что никто из наших старших не помнил названия села, откуда родом дедушка и бабушка.
Знали только, что они из Нижнгородской губернии. Моя мама говорила, что село называлось Кладбищенское, как она помнит, но на современных картах села с таким названием не было. Практические шаги в своих поисках я начал с писем в разные инстанции, архивы и газеты, но ответов не было.
К этому времени я освоил компьютер, открыл страничку в "Однокласниках" и продолжал свой поиск. Там зарегестрировано более ста человек по фамилии Черновский (Черновская), есть даже группа "Черновские", но среди них не оказалось ни одного, у кого корни были бы из Нижегородской области.
Однажды я увидел группу "Мы из Нижнего Новгорода", вступил в нее и написал свою просьбу о помощи в розыске родных.
Каково же было мое удивление, когда на следующий день мне пришло сразу два сообщения - от Татьяны Львовны Грачевой и Ольги Карповой. Они дали координаты для продолжения поиска.
Оказалось, что село Кладбищенское сейчас называется Гусево.
И в дальнейшем эти добровольные помощники корректировали мои действия. Я отправил в Гусево десять писем адресатам с фамилией Черновские, и вот на одно из них мне пришел ответ от троюрной сестры! Она пригласила нас на родину предков.
Хочется от всей души поблагодарить членов СВРТ Татьяну Львовну Грачеву и Ольгу Барыкину за оказанную мне помощь. Низкий им поклон!
С уважением,
Черновский Александр Степанович

Наверх





Мы приглашаем всех желающих принять участие в развитии и наполнении этого издания. Если у вас есть о чем рассказать, мы будет рады опубликовать ваши материалы.

По вопросам публикаций обращайтесь к редактору газеты Андрею Кочешкову.

 
 
 
   
   
   
   
© 2006 - 2010 - СВРТ